April 12th, 2016

Болгария

Национальная гвардия ассоциируется в народе с "полицейщиной" и НКВД – приморские эксперты

Здравствуйте, уважаемые читатели.
Еще более прямолинейно Путин высказался о представителях непримиримой оппозиции. "Что можно сказать в этом случае? Можно сказать: "Идите ко мне, бандерлоги". С детства люблю Киплинга", - сказал он.

Появление новой силовой структуры является частью "уклона в сторону изоляции оппозиционных сил"
Новость о создании по указу президента России Владимира Путина национальной гвардии вызвала большой резонанс в обществе. Приморские эксперты в разговоре с корр. РИА PrimaMedia связывают выделение новой структуры с напряженной обстановкой в предвыборный период. По их мнению, это пиар ход, который способен вызвать негативный эффект – ассоциацию в общественном сознании этих процессов с "полицейщиной" и усилением НКВД.
Напомним, Владимир Путин объявил о создании национальной гвардии 5 апреля. Новая структура возникнет на базе внутренних войск, которые выведут из штата МВД. Национальная гвардия будет обеспечивать охрану общественного порядка, общественную безопасность, противодействие терроризму и экстремизму.
Однако приморские эксперты считают, что обеспечение поставленных задач не требует создания новой структуры, эти задачи решаются и в рамках действующей структуры министерства внутренних дел.
"Меры по охране общественного порядка всегда принимались. Но они исходили из регулирования правовых отношений непосредственно там, где люди живут, укрепления участковой службы, укрепления служб, которые непосредственно связаны с решением вопросов простых граждан. От внешних угроз принимались меры специального порядка, но всегда исходили из сочетания внутренних и внешних условий", — напоминает ветеран милиции, бывший начальник политического управления УМВД по Приморскому краю Виктор Потапейко.

Причиной новых изменений в силовых структурах видят политическую подоплеку, связанную не только с выборами, но и с протестной активностью и пиар-ходом окружения президента. По сути, воспринимают как реакцию на непростой период для государства.
"Это решение связано с выборами, обстановка напряженная. "Пятая колонна" ведет активную работу. Я думаю, те кто готовил принятие закона, немного не грамотно подошли к вопросу. Сейчас нужно стоять на стороне народа и от народа должны быть представители национальной гвардии, то есть это какие-то общественные объединения, но никак не силовые структуры", — предполагает в прошлом командир роты специального назначения МВД, общественно-политический деятель, казацкий походный атаман Александр Мамошин.
Политолог Алексей Макаркин в комментарии "Росбалту" основными причинами создания Национальной гвардии в России назвал протесты 2011—2012 годов в Москве и украинский Майдан 2013—2014 годов.
"Политические протестные настроения сейчас слабее и не вызывают (у властей) особых опасений, а вот с экономическими куда сложнее. В ближайшее время ничего хорошего в экономике не предвидится, значительные группы населения находятся на взводе, они чувствуют, что их ожидания не оправдываются, а из истории мы помним, что экономические протесты часто перерастают в политические, как было в России 1905 году и в 1917-м, и в конце 80-х в СССР. Поэтому уже сейчас (у властей) есть желание формировать соответствующие структуры, с тем, чтобы государство было готово к протестным акциям", — считает Алексей Макаркин.
По мнению приморского эксперта, принятие решения о создании национальной гвардии в предвыборный год не случайно.

"Все рассчитано. Это реагирование на возникающие угрозы. Сегодня видят угрозу внутри, что это какие-то действия сил экстремистских. При этом не известно, что под этим понимать. Оказывается, на практике это видится оппозиционная сила. Уклон в сторону изоляции оппозиционных сил и притушение их голоса, это успехов в борьбе с терроризмом не принесет. Не там экстремизм спрятан", — считает Виктор Потапейко.
Данное мнение соотносится с предположением Дмитрия Пескова об участии нацгвардии в разгоне уличных акций протестов, которое звучало следующим образом: "Незаконных — можно предположить, что да".
Создание нацгвардии воспринимают как укрепление государственной безопасности, что вызывает обратный эффект ожидаемому повышению эффективности и улучшения имиджа государственных органов.
"Лично мое мнение, внутренние войска, скажем так, это структура карающая. Охраняющая закон и все остальное. Связи с народом у нее нет, какая это национальная гвардия? Это те люди, которые получают зарплату. Национальная гвардия – это по большому счету общественное объединение воинского сословия, это казаки. Которые бы не за деньги выполняли бы определенные функции содействия государству в трудное для него время. А так, я думаю, это вызовет отрицательную реакцию у народа, потому что все это воспримут как усиление НКВД в свое время", — отметил Александр Мамошин.
"Какие-то действия должны быть по укреплению общественного порядка, но в первую очередь, я считаю, должны приниматься меры для развития демократических основ государства. Не полицейщины. И в первую очередь, если говорить о терроризме и экстремизме, то действия должны быть направлены на исключение причин, которые их вызывают. А они коренятся в социальной жизни и проводимой социальной политике. Без этого все меры превращаются в полицейщину, что желаемых результатов никогда не приносит. Поэтому на ряду с принятыми мерами, прежде всего, должны быть меры, направленные на решение социальных вопросов", — констатировал Виктор Потапейко.
Стоит отметить, национальная гвардия как новая структура не требует увеличения штатной численности. Из структуры МВД в национальную гвардию перейдут внутренние войска, главное управление вневедомственной охраны, центр спецназначения, а также частично сотрудники главного управления по обеспечению общественного порядка. В тоже время, две федеральных службы — по вопросам миграции и по контролю за оборотом наркотиков — будут подчинены министерству внутренних дел. Среди основных причин называются стремление уйти от дублирующих функций и расширить возможности по выполнению непосредственных обязанностей.